Последний дневник отчаянных пенсионеров

Дневник отчаянных пенсионеров помидоры. Последний дневник отчаянных пенсионеров Это может проявиться в небольших по размеру плодах, их малых количествах и относительно низких вкусовых качествах.

Уезжают, хлопая дверью. Возвращаются на цыпочках

Непременно на каждом форуме либо в соцсетях, где кипит спор о том, где же на самом деле жить хорошо, всплывет эта фраза. Такой вот железобетонный аргумент. Вроде бы и сказать после этого уже нечего. Каждому же ясно, что ни один здравомыслящий человек, вырвавшийся из злобного Мордора в страну добрых эльфов, назад не вернется.

Да только ведь это неправда. А правда в том, что возвращаются. Это они когда уезжают из России, то громко хлопают дверью и направо-налево рассказывают, как ЗДЕСЬ плохо и как хорошо им будет ТАМ. А помыкавшись несколько лет в чужой и, как оказалось, не очень дружелюбной к чужакам Европе-Америке, на цыпочках возвращаются назад. Уже без пафоса и без громких заявлений.

Про вернувшихся Татьяну Лазареву и Марию Максакову мы все знаем. А сколько их не настолько известных?

Мой друг детства вернулся, прожив в Германии 25 лет. Уехал в начале 90-х. Жена уговорила, она была русской немкой. Тогда казалось, что в России все безнадежно, а там дают шанс. Теперь дети выросли, с женой отношения не очень, немцем он так и не стал. Пять лет назад вернулся, живет в квартире, оставшейся от родителей в маленьком южном городке.

На днях мне в руки попала книжка «300 жалоб на Париж». Автор Ксения Буржская. Довольно известный в человек — соведущая Татьяны Толстой в проекте «Белый шум», ее называют главным спичрайтером голосового помощника Алиса. Книгу стоит почитать тем, кому на Руси жить не хорошо. Я немного процитирую:

» Ровно четыре года мы (двое взрослых и трое детей) жили во Франции. Первые полгода я думала, что мы вернемся, вторые полгода плакала от тоски, следующий год – бесилась от раздражения, а потом – честно пыталась привыкнуть. Я задавала вопросы себе и окружающим, читала книги и писала свою – пыталась понять, что же это такое – уехать и застать себя в невесомости: кто я есть? Кто услышит меня? Когда я привыкну? Что будут помнить мои дети? Где, черт возьми, мой дом? .

В конце концов, мы вернулись в Москву.

. Я жаловалась на Францию каждый день, а по ночам обнимала подушку и плакала о Москве.

Я . переехала в отель на улице Прадо в Марселе, чтобы провести «отпуск у моря». Из отеля все две недели я почти не выходила. Марсель ужасно пугал меня нищими и бомжами, марокканцами в белых сари и футбольными фанатами, жарой и сложными запахами немытых улиц. Меня всё время тошнило. «

Что важно, все это пишет не какая-нибудь «ватница», а человек из московской либеральной тусовки.

В фейсбуке Буржской я увидел ветку, где обсуждаются варианты переезда из России на ПМЖ в Европу. Они всё еще надеются, найти такую страну добрых эльфов, где их полюбят и признают своими. Как мы любим наших милых гостей из Средней Азии, работающих у нас дворниками и строителями.

И там же иногда попадаются трезвые комментарии. Вот, например, что пишет пользователь фб «Julia Demina»:

» . старый френд из жж покончил собой в Черногории, жена в шоке, оказывается на Балканах хе*ово относятся к буддизму/индуизму и его нельзя кремировать, только похоронить можно, а это так же как везти домой — 5 тыс евро. Вот кто бы мог подумать, б**дь (((( «.

Не знаю, какие мысли у вас вызывает этот комментарий, но я в шоке. Братцы, да что же там за жизнь у наших соотечественников, если в благословенной солнечной Черногории буддист (БУДДИСТ. ) покончил с собой?!

А как вам стоимость похорон от 5000 евро? На наши деньги — это около 450 тысяч рублей. Либеральные пропагандисты в соцсетях, в том числе и в комментариях на этом дзен-канале, очень любят сравнивать уровень европейских и российских зарплат. Но обходят стороной тему обязательных расходов и услуг там и здесь. Сколько стоят похороны в России? В Москве стоимость этой услуги начинается от 26 тысяч рублей. А в провинции, думаю, вдвое меньше.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Не так давно в рубрике про блогеров старшего поколения шел рассказ о семейной паре – Елене и Анатолии, которые ведут на площадке Яндекс Дзен «Дневник отчаянных пенсионеров». Теперь вот страницы нашего сайта украсит также их интервью.

Отчаянные пенсионеры Елена и Анатолий отвечают на наши вопросы

Анатолий и Елена здравствуйте! Традиционно пару слов о себе расскажите, пожалуйста.

ЕЛЕНА: Мы 35 лет в браке. Есть взрослые дети – сын и дочь. Два года назад родилась внучка. Анатолий по образованию историк, большую часть жизни работал журналистом, также был предпринимателем и преподавателем. Я – биолог. Одно время писала на темы экологии, потом работала в ботаническом саду, занималась ландшафтным дизайном.

Немного про переезд. Эта идея пришла в голову уже в зрелом возрасте или давно существовала договоренность типа: вот выйдем на пенсию и уедем?

АНАТОЛИЙ: Таких договоренностей не было. Все в нашей петербургской жизни нас устраивало. А в 2011 году, за три года до выхода на пенсию, я впервые побывал в Крыму. И влюбился. Вернулся домой и с порога сказал, что хочу остаток жизни прожить в Крыму. Жена меня тогда не поняла. Но через год мы поехали в Крым вдвоем, месяц колесили по полуострову. И когда возвращались домой, то между нами уже было полное согласие.

Точкой на карте был только Крым или другие территории тоже рассматривались?

ЕЛЕНА: Только Крым. В 90-х, когда все в стране рушилось, и не было видно перспектив, у нас была идея уехать куда-то из России. Мы рассматривали Испанию, Мальту, Болгарию, США, Аргентину. Но так и не решились. Все время останавливало понимание того, что как бы там ни было хорошо, мы будем чужаками в другой стране. А эту жизнь мы понимаем и можем ее изменить к лучшему, хотя бы для себя и своей семьи.

Что послужило мотивацией для переезда? Иногда ведь и молодые люди ее не могут найти и остаются жить там, где у них получилось родиться.

АНАТОЛИЙ: Мы легкие на подъем. Нам уже приходилось переезжать с места на место. Мы и в Москве жили несколько лет, и в Якутию на три года уезжали. «Где родился, там сгодился» — это не для нас. Нам ближе такое: «Лучше сделать и ошибиться, чем не сделать и потом всю жизнь жалеть об этом».

Что можете пожелать тем, кто вынашивает планы куда-либо переехать?

АНАТОЛИЙ: Не бояться перемен. Ведь всегда можно отыграть назад. А опыт, даже отрицательный, это все равно полезный опыт, на который вы потом еще не раз сможете опереться в жизни.

Вы довольны своей жизнью на новом месте? Наверное, уже для вас относительно новом.

ЕЛЕНА: Очень довольны. У меня, наконец, есть свой сад, о котором давно мечтала, и нет шумных соседей через стенку и над головой. Жить на земле, в своем доме – это для меня много значит. Огорчает только то, что дети и внучка теперь далеко от нас – они остались в Петербурге.

Писать дневник, вести хронику жизни, заниматься своим домом и садом – на все нужно время. Хватает ли его на что-нибудь еще? Чтение книг, например, велосипедные прогулки и т.д.

ЕЛЕНА: На пенсии время хватает на многое, тем более, у нас нет телевизора. Читаем уже не так много как в молодости, но 20-30 книг за год успеваем прочесть. Почти каждый день смотрим кино. Часто гуляем по окрестным лесам или в горах. Ищем новые маршруты. Еще мы любим ездить по Крыму, открывать для себя новые места.

У вас есть домашние питомцы. Расскажите, пожалуйста, о них и какую-нибудь забавную историю с ними связанную?

АНАТОЛИЙ: С нами сейчас живут три кошки. У нас и в квартире всегда жила кошка, либо собака, а иногда и кошка, и собака. Но оказалось, что характер животных по-настоящему раскрывается только тогда, когда они живут свободно, не ограниченные четырьмя стенами. Вдруг выяснилось, что кошки очень привязчивые существа. Они далеко не всегда гуляют сами по себе. Мы каждый вечер перед сном выходим на прогулку, и всегда нас сопровождают все три наши кошки. Как только они видят, что мы начинаем одеваться, тут же выскакивают на улицу, сидят у крыльца, ждут нас. Как преданные собаки. И будут ходить за нами в любую погоду: мороз, снег, дождь. Они, конечно, изображают независимость. То вперед убегут, то пулей промчатся навстречу, то спрячутся в кустах и неожиданно выскочат прямо под ноги. Но не уйдут, пока мы не закончим прогулку. А только мы на крыльцо, как они все дружно несутся к своему кошачьему входу и уже встречают нас в доме.

Отчаянные пенсионеры Елена и Анатолий отвечают на наши вопросы

Вас, как и многих, волнуют проблемы здоровья, поддержания в нормальном состоянии веса, диеты и т.д. Что-то конкретное было взято из разных советов, что реально вам помогло? Например, суставная гимнастика, разгрузочные дни? Какой способ точно работает?

ЕЛЕНА: Нам нравится программа 10 000 шагов. Мы много ходим, активно работаем в саду, ограничиваем себя в еде. Сигареты и алкоголь остались в прошлом. Чувствуем, что здоровье и вес постепенно приходят в норму.

Есть ли вообще у вас свой секрет поддержания себя в хорошей форме? Не поделитесь?

ЕЛЕНА: О поддержании физической формы уже было сказано выше. Но главное в жизни — научиться сохранять эмоциональное равновесие. Стараемся избегать ненужных конфликтов, не выясняем отношения ни между собой, ни с окружающими. Дистанцируемся от сплетников, скандалистов, благо на нашем пути они встречаются крайне редко.

Как вы любите отдыхать?

АНАТОЛИЙ: Лена с книжкой на диване, а я в кресле пред монитором.

Считаете ли вы себя гостеприимными хозяевами? Есть ли коронное блюдо?

ЕЛЕНА: Надеемся, что гостям у нас нравится. Коронных блюд два – шашлык из куриных грудок, замаринованных в майонезе с карри, и шашлык из шампиньонов в маринаде из растительного масла, чеснока и укропа. Это готовит Толя. Он для этих целей построил специальную мангальную площадку.

Какой вид искусства вам близок и почему?

ЕЛЕНА: Мы оба любим кино и живопись. Когда были моложе и чаще путешествовали, знакомство с новыми городами начинали с выставок местных художников, с картинных галерей и т.п. Иногда покупали понравившиеся работы, знакомились с художниками. Я сама пробовала рисовать. Закончила несколько картин, а потом, как сейчас говорят, «что-то пошло не так» и я забросила это дело. Ещё я люблю керамику. Пробую сейчас работать с глиной. А Толя в свою бытность журналистом не только писал, но и рисовал карикатуры. Что касается кино, любимые режиссеры у нас – Вуди Аллен, Тарантино и братья Коэн.

Какой вид спорта вам нравится и тоже почему?

АНАТОЛИЙ: Лена спортом не интересуется. А я люблю футбол, баскетбол и борьбу. Почему? Я занимался этими видами. И даже несколько лет работал тренером по самбо.

Блогерство начиналось с Живого Журнала, теперь Яндекс Дзен. А какие еще площадки освоены или находятся в планах?

АНАТОЛИЙ: Мы на многих площадках побывали: YouTube, Instagram, Facebook, Одноклассники, ВКонтакте, LiveInternet, Я.ру, Twitter и еще на разных форумах. Остался только Дзен и немного ЖЖ. Новых планов нет.

В любой аудитории есть недоброжелатели. Как вы реагируете на негативные комментарии?

АНАТОЛИЙ: Мы еще в ЖЖ выработали свою политику: любое мнение допустимо, но комментарии, где есть хамство, мат, оскорбления, троллизм, мы удаляем. А авторов таких комментариев мы нетолерантно блокируем.

Чему пришлось научиться, чтобы стать блогерами? (Терминология, фотография, съемка видео и т.п.)

ЕЛЕНА: Мы работали журналистами, так что нам не пришлось учиться писать. И еще Толя фотограф. Он с детства этим увлекался, а потом, уже на пенсии, заочно учился в институте фотографии. Так что 99% фотографий, которые мы используем, авторские и хорошего качества. И все наши тексты оригинальные, мы их пишем сами, никого не копируя и никому не подражая.

Ваш жизненный девиз и пожелание читателям сайта «Мои года».

ЕЛЕНА: в молодости мы очень спешили жить. Хотелось все успеть, ничего не пропустить и все попробовать. А сейчас наш девиз можно выразить словами Кобаяси Исса: «Маленькая улитка, медленно, медленно взбирайся по Фудзи».

Публикации про уважаемых блогеров также можно посмотреть здесь:

  • Расскажите об этом своим друзьям!

Губернiя Daily

Многие российские пенсионеры после присоединения Крыма отправились на ПМЖ на полуостров. Причем речь идет не о богатых бизнесменах, а обычных людях, которые на свои сбережения приобрели недорогую недвижимость. Один из таких пенсионеров — бывший питерский житель Анатолий Мигов. О своем обычном дне он рассказал в сообществе в «Живом Журнале».
В 2015 году мужчина вышел на пенсию и купил домик в Крыму. Уже два года он с женой постоянно живет в маленьком городе Старый Крым, в 20 км от Черного моря. Причем это не дача, а основное место проживания. Здесь мужчина зарегистрирован, здесь на учете стоит его автомобиль. Сам Анатолий уже считает себя крымчанином. Вот как выглядит его день.

— Просыпаюсь в 7 утра. Случается, я встаю и в 6, но это летом. Здесь столько всего прекрасного и сказочного, что я сомневаюсь, удастся ли нам все увидеть. За окном моей спальни цветут розы, их аромат особенно чувствуется по вечерам и рано утром. На окне москитная сетка, сейчас она даже нужнее, чем летом. С наступлением осени в теплый дом стремятся прорваться всякие незваные существа — это объективная неприятность, с которой сталкивается каждый человек, переехавший из квартиры в большом городе в дом на земле. Больше всего я не люблю здешних пауков и сколопендр, — говорит Александр.

Мужчина замечает, что в городе есть проблемы с водой.

— В нашем городке ее дают всего на несколько часов в сутки, на нашей улице — с полуночи до утра и не каждый день. Поэтому первым делом мы пробурили на участке скважину. Воды в нашей скважине много, поэтому мы теперь не пользуемся городским водоснабжением. На этом снимке показано, как устроен наш локальный водопровод. Как только в доме открывается какой-либо кран, автоматически включается насос, который погружен в скважину. Вода проходит через фильтр грубой очистки и поступает по трубам, закопанным в землю, в дом. Постоянное давление в трубах поддерживается с помощью автоматики, — делится пенсионер.

Мужчина думал, что ему придется сносить купленный дом и строить новый, но оказалось, что этого не потребуется.

— Стены у дома оказались крепкими, а планировка прекрасная. Поэтому я пошел таким путем: на всякий случай укрепил фундамент; перебрал крышу и заменил шифер на мягкую черепицу; пробил выход в сад (там было окно); на месте кухни сделал ванную комнату; на месте санузла — кладовку; под кухню-столовую (наш караван-сарай) приспособил самую светлую и большую (более 20 м) комнату; и, конечно же, полный декоративный ремонт интерьера. Так что в итоге у нас все удобства городской квартиры, включая городское газоснабжение и канализацию (канализация автономная — двухкамерный септик), — говорит мужчина.

Перед завтраком мужчина работает по дому и в саду: занимается садом-огородом либо приводит дом в порядок. По воскресеньям он отдыхает и ходит на рынок. Анатолий отмечает, что сейчас цены на полуострове стабилизируются.

— За два года, которые я здесь живу, цены на основные продукты неуклонно снижаются, что меня очень даже радует. Когда я только приехал сюда и хотел купить на рынке кусочек говяжьей печени, то мне вставили цену 600 рублей за кг. Ну и я решил, что это не такое уж вкусное блюдо. Но если по 250 руб., то оно вполне себе неплохое. Кстати, приезжим курортникам продавцы часто завышают цены, и это происходит не только в приморских городах, но даже и в таких провинциальных местечках вроде нашего Старого Крыма, — рассказывает мужчина.

Самое выгодное в Крыму — это, конечно, покупать овощи и фрукты.

— В этом году хороший урожай кизила. Лесной кизил продают по 50 руб./кг, а вот такой крупный садовый — по 80 руб., но, поторговавшись, можно купить и садовый по 50 руб. Кроме привозных апельсинов-мандаринов, вся остальная продукция своя, крымская. На часах 8:45, а я уже дома, с покупками: кизил (50 руб./кг), слива (30 руб.), шампиньоны (200 руб.), лук (15 руб.), чеснок (150 руб.), укроп (10 руб./пучок), домашнее подсолнечное масло (100 руб./л), лепешка (15 руб.), домашнее молоко (40 руб./л).

На своем участке Анатолий выращивает помидоры, кабачки и зелень.

— Жена в процессе варки варенья, поэтому завтрак готовлю я. Впрочем, все не так. Традиционно завтрак готовлю я. Первым делом иду на огород за помидорами. Нет ничего на свете (из еды, конечно), что бы я любил так же, как помидоры. Поэтому помидоров у нас много, в прошлом году посадили 50 кустов, а в этом 70. Хочется, чтобы овощи были свои — вкусные и экологичные, без всякой химии. Кабачки тоже растут на высокой грядке. Мы их в этом году даже не сажали, посеялись самосевом. На этой грядке кинза, петрушка, руккола. А вот укроп весь кончился, поэтому я его сегодня покупал на рынке. «Тщательно пережевывая пищу, ты помогаешь обществу», — помните, в «12 стульев» Ильфа и Петрова? Это про пенсионеров: спешить нам некуда, можно наслаждаться теплым утром, ароматом роз, сладким запахом цветов будлеи, на которые слетаются бабочки, — делится мужчинам.

По воскресеньям семейная пара делает шашлык и катается к морю.

— Вот уже мы на дороге к морю. На горизонте Карадаг и поселок Коктебель. Но мы в Коктебель не поедем, а свернем налево и по очень плохой и пыльной дороге медленно потащимся в Тихую бухту. От моего дома это 30 км. Тихая бухта — одно из самых замечательных мест в Крыму, а может быть, и во всем мире. Я люблю приезжать сюда и зимой, когда можно в полном одиночестве побродить по песчаному пляжу и полазить по невысоким окрестным горам. А также люблю это место ранней весной, когда на склонах гор цветут ирисы и дикие тюльпаны. А вот летом я редко сюда приезжаю, потому что летом тут очень много людей, несмотря на то, что это дикий пляж, никакой цивилизации и отвратительная дорога. Вода теплая, чистая, прозрачная. Здесь редко штормит, поэтому бухту и назвали Тихой. Солнце уже не жарит, а воздух пропитан солью и свежестью. Потому мы с женой так любим ездить к морю по вечерам, перед закатом. День был насыщенным и прекрасным, а завтра будет еще один такой же, — заканчивает свой рассказ мужчина.

«Ну что можно сказать — чтоб все наши пенсионеры так жили», — комментирует публикацию пользователь с ником lfyenzyfabr.

«Здорово! Размеренно, спокойно и уютно. Вот первое впечатление от вашего дня. Кажется, все просто, но довольно много событий», — прокомментировала marilyn75.

В начале июня, когда мы были в гостях у Ольги, начинала поспевать крымская смородина. Фото: Надежда Толстоухова/РГ

— Ну когда же автобус поедет?

Мы целый день бродили по феодосийским улочкам, и он устал.

— А вы сделайте массаж, ему понравится. Рельсы-рельсы, шпалы-шпалы… Массаж любят все, — предложила соседка. Она улыбнулась и задала обычный на курорте вопрос: откуда мы приехали и давно ли отдыхаем. Я ответила.

— А я из маленького поселка в Ханты-Мансийском округе. А здесь уже четыре года живу месяцами, — в свою очередь поделилась она.

За столом с Евтушенко

И стала рассказывать, просто, как старой знакомой, которую лет двадцать не видела: работала сначала учителем русского языка и литературы в школе, потом после сокращения ушла в детский сад воспитателем. На пенсию вышла, как многие на Севере, рано — в 51 год и, оставив все бывшему мужу, поехала в Крым. Живет здесь по три месяца весной и осенью, а в разгар сезона уезжает, потому что слишком шумно и дорого. Автобус катился, подпрыгивая, мы разговаривали по-приятельски. Выходя, Ольга оставила номер телефона, на всякий случай. Когда до конца отпуска оставалось дня три, я решила позвонить и напросилась в гости: захотелось узнать и записать историю этой удивительно открытой женщины.

Фото: Igorzaretsky.ru

Фото: Igorzaretsky.ru

— Мы утром уже сходили к морю, искупались, — щебетала Ольга, встречая нас, заспанных, в десять часов у калитки. — Хотели рыбы купить, да ее снова не было. Из-за шторма у рыбаков порвалась сеть. В пять утра мы оказались в очереди седьмыми, и нам досталось всего грамм триста барабульки — и то хорошо. Уже подорожала: стоила 200 рублей, а теперь 250.

В глубине тенистого двора — небольшой беленый глинобитный дом, укрытый волнами рыжей черепицы. Кусты роз бесстыдно разрослись и цветут, с упоением отдаваясь солнцу. Поспела и осыпается сочная шелковица. Грецкий орех низко кланяется ветвями, опускает прямо в руки неспелые плоды и будто шепчет: «Потерпи, потерпи». В тени деревьев стоят два простых покрытых клеенкой стола.

— Здесь сидели Василий Аксенов и Евгений Евтушенко, — Ольга улыбается, приглашая.

Это дом двух пожилых крымчанок, сестер Натальи Тимофеевны и Людмилы Тимофеевны, доставшийся им в наследство от матери: она работала в волошинском Доме писателей и была знакома с женой «строгого парнасца» Марией Степановной и сестрой Марины Цветаевой Анастасией. Кто хочет — увидит в этом символ: именно воспоминания Анастасии Цветаевой привели учительницу русского языка и литературы Ольгу Оболтину в Коктебель, который сам Волошин нарек Киммерией — легендарной страной, воспетой еще Гомером в одиннадцатой песне «Одиссеи».

16 тысяч на все

— Я еще на пенсию не вышла, когда случайно взяла в библиотеке книгу Анастасии Цветаевой. Она много и интересно писала про Коктебель, и я вдохновилась, влюбилась заново в стихи ее сестры Марины и после развода решила поехать сюда. Это был 2014 год. Танков не было, но тут и там стояли военные. Люди ждали: что же будет? А для меня те двадцать дней оказались удивительно наполненными и счастливыми. Уезжая, я прощалась с морем и плакала. Но уже в следующем году все сложилось так, что я смогла приехать в Крым сразу на три месяца.

В детском саду тогда объявили сокращение, и Ольга, которая вот-вот должна была получить право на досрочную педагогическую пенсию, написала заявление. «Северная» пенсия вышла не особо высокой — 16 тысяч рублей со всеми надбавками, но при скромных запросах ее хватает и на аренду комнаты, и на питание, и на поездки по окрестностям. Честно говоря, меня поразили рачительность и оптимизм простой сибирячки.

Фото: Владимир Хакимов

Фото: Владимир Хакимов

— За жилье я плачу 200 рублей в сутки, шесть тысяч в месяц. Хозяйки иной раз говорят: нам ничего не надо, ты для нас родная. Но я отвечаю: нет, у нас все рассчитано. Даже на самолете летаю. Приятельница находит мне билеты за 2,3 тысячи рублей. Выискивает, бронирует чуть ли не за год. У дочери денег не беру: она сама себя еле-еле обеспечивает. Собираюсь еще подрабатывать няней, сидеть с детьми отдыхающих. Уже и карточки (визитные. — Прим. ред.) сделала. Воспитатель я хороший, это я про себя знаю, так что все должно получиться. Много просить не буду, но и то подспорье, — рассказывает Ольга.

С ее слов можно писать брошюры для туристов-дикарей о том, как «дешево и сердито» подолгу жить на курорте. Например, чтобы сэкономить на покупке молочных продуктов, Ольга берет у молочницы не отдельно творог и сметану, а трехлитровую банку деревенского молока. Сливки снимает, они идут на заправку салатов, а из молока сама делает творог. Одежду покупает в секонд-хенде.

— Вполне достойную и очень дешево, — улыбается.

Плавание и йога

Четверг у Ольги — банный день. Она узнала, что в Феодосии есть хорошая и недорогая сауна: ходит с двумя подругами на два часа, выходит по 220 рублей с человека. Экскурсии не заказывает — дорого. Читает обо всех достопримечательностях в Интернете, благо туристических сайтов хватает, и добирается до нужного места пешком (так она обошла весь заповедник Кара-Даг) или на общественном транспорте, который здесь дешев. Билет на маршрутку из Коктебеля в Феодосию стоит 28 рублей, в то время как таксисты просят минимум 500.

Фото: Светлана Биткина/ РГ

Фото: Светлана Биткина/ РГ

Ольга говорит, что не успевает заметить, как проходят дни, так они наполнены:

— Сегодня ходили за рыбой. Принесли — надо приготовить. Днем, в самую жару, работаем по дому, по хозяйству. Сейчас вот шелковицу собираем, сушим ее. Вечером обязательно снова к морю босиком по камням, чтобы мышцы ступней укреплялись. Иной раз прямо под ногами находишь сокровища, например халцедоны, их больше нигде на всем крымском побережье нет, или черную вулканическую гальку, которая лежала тут тысячелетия до тебя и пролежит еще столько же. У меня их целая коллекция. Дорога до дальнего пустынного пляжа занимает сорок минут быстрым шагом. Потом у нас плавание, немного занимаемся йогой. Приползаем домой еле живые и сразу спать.

«Мы» — это Ольга и ее подруга Нина, она из Петербурга. Познакомились они уже в Коктебеле и стали не разлей вода, везде вместе.

— На Троицу собирали полынь. Каждое утро съедаем натощак маленькую веточку полыни и кругляшок пижмы, чтоб не было никаких паразитов. Заедаем ложкой меда, не так горько получается.

Кажется, то, как живут эти женщины в «стране Коктебель», — не просто отдых, это философия. И родоначальником ее был, конечно, поэт и художник Максимилиан Волошин, так же вдоль и поперек обошедший здешние горные хребты, позволявший ветру парусом надувать простую рубаху на груди, заплетавший и носивший венки из крымской полыни.

— Я перестала о чем бы то ни было сожалеть. Все так, как должно быть. Если сталкиваешься с трудностями, значит, Бог их послал, чтобы ты сумела пройти испытание и дальше идти очищенной. Вообще, эти четыре года дали мне очень многое. Я была нервной, могла огрызнуться. А сейчас воспринимаю все и всех одинаково спокойно. Каждый имеет право на существование, и я тоже. Научилась не держать зла и просить прощения у всех-всех-всех, хотя бы мысленно. За это природа вознаграждает тебя в ответ, — задумчиво рассуждает Ольга.

Смотришь на нее, на ее подругу Нину, на Наталью Тимофеевну и Людмилу Тимофеевну и понимаешь, что именно так хотелось бы жить на пенсии. Будто читая мои мысли, Ольга говорит:

— Здесь воля, здесь живешь, как хочешь. Благодаря пенсии это вообще сказка.

Антон Кузнецов, психолог:

— У нас специфическое отношение к деньгам. Сегодня никто не голодает и не замерзает. Единственное, для чего нужны большие деньги, — это самоутверждение. Дай более или менее круглую сумму молодой женщине — она купит шубу, дай ее молодому мужчине — он приобретет дорогой автомобиль. Пенсионеры могут позволить себе отказаться от такой гонки и делать то, что приносит удовольствие. Чаще всего это то, что вообще не требует денег: встретить рассвет у моря, прогуляться по гальке… В том же Крыму можно жить так же скромно, как в Екатеринбурге, надо только рискнуть и поехать. Если человек хотя бы в пенсионном возрасте решился на подобный шаг — это прекрасно. Но чаще бывает так, что люди и после 50 лет не могут сойти с дистанции, все гонятся за чем-то: детям помочь, внукам квартиру купить. Так до самой смерти и крутятся как белки в колесе.

Журнал Александра Костюхина

Недавно мы писали о российском пенсионере, который переехал в Крым на постоянное место жительства. Мужчина показал свой обычный день на полуострове, чем вызвал небывалый ажиотаж. Пенсионер решил ответить на возникшие у читателей вопросы, которых было очень много.

Два года назад, 19 января 2016 года, я стал крымчанином. Мы с женой купили домик в городке Старый Крым и переехали из Петербурга сюда на постоянное место жительства. И вот уже ровно два года я не покидал пределы полуострова. Сменил петербургскую регистрацию на старокрымскую, поставил здесь на учет автомобиль, офисный стол и клавиатуру заменил на топор, молоток, лопату и грабли.

Начну с главного. Год назад один человек меня спросил: что теперь, когда закончился мой розовый крымский период, я думаю о своем переезде в Крым, что изменилось и как вообще мне тут живется? Вот мой ответ, он на этом фото.

Это просто обочина дороги в 15 минутах езды от моего дома. А посмотрите, какие краски ноябрьского заката! И панорама хребтов Карадага на горизонте.

Нет, не закончился мой розовый период, вот в чем штука. Крым я не стал любить меньше. Он по-прежнему меня восхищает, так что порой перехватывает дыхание от восторга. Эти пейзажи с четкими линиями гор на горизонте, буйные краски закатов и восходов, соленые брызги моря в лицо, запах степных трав, цветущий миндаль, розовые цветы тамариска вдоль обочин, треск цикад, россыпи ярких звезд в ночном небе.

Про бытовую жизнь
Ну а теперь оставим высокое и перейдем к низменному, к обычному быту то есть.

От момента, когда я начал искать домик своей мечты, до оформления сделки прошло ровно два года. Наш сегодняшний домик — это вариант № 4 из тех, которые мы реально готовы были купить. Предыдущие три варианта отвалились по причине того, что у продавцов либо не было документов на недвижимость, либо там вскрывались проблемы, о которых продавцы заранее не предупреждали. Вам нужно понимать вот какую вещь: Крым — это фактически остров и у его жителей островное отношение к жизни, знаете, этакая философия легкого пофигизма. Типа, спешить некуда, наше от нас не уйдет, поживем — увидим и так далее. Мне, как пенсионеру, это нравится, я сам уже стал здесь таким же расслабленным пофигистом. Но когда я был покупателем, меня это напрягало. Был момент, когда жена уже так отчаялась, что решила, что мы здесь не сможем ничего купить; что продавцы здесь на самом деле ничего не продают, а просто им нравится сам процесс переговоров и торговли. Я сам был близок к этому выводу. Поэтому, терпение, терпение и еще раз терпение. Крым того стоит. Продавцы тут есть и недвижимость продается.

Процесс регистрации может занять много времени, потому что Госкомрегистр не справляется с потоком людей. Дело в том, что всем здесь надо переоформить свою недвижимость, то есть заменить украинские документы на российские. Поэтому у нас в городе один раз в месяц выдают талончики на прием. Если тебе талончика не хватило, то жди следующего месяца. Я всего этого не знал, приехал из Питера на сделку уже с деньгами в кармане, а продавец приехал из Винницы. И тут мы с ним столкнулись с проблемой, что не сможем подать документы раньше чем через месяц. Но, проявив некоторое упорство и настойчивость, мы смогли благополучно в течение четырех дней сдать документы в Госкомрегистр. И через месяц сделка была зарегистрирована. По закону это должно быть сделано раньше, но у регистраторов есть законная возможность продлять сроки.

Платил я наличными. Безнал, может быть, и лучше — не надо через всю страну тащить крупную сумму денег, но продавец соглашался только на наличку.

Я купил дом в июле, а в доме жил арендатор, он попросил время, чтобы переехать (еще надо время, чтобы найти новое жилье). Для меня это было даже хорошо, потому что я сразу после сделки собирался уехать в Питер, и вернуться в Старый Крым в начале сентября. Вот до сентября мы с ним и договорились. В сентябре мы с женой приехали и жили здесь месяц, а потом снова уехали. Присматривать за домом согласился сосед Саша. Я думал, что вернусь через месяц, максимум через полтора, но получилось четыре месяца. Наступила зима, и температура в Старом Крыму опускалась до минус 18 градусов. И сосед все это время отапливал мой дом своим углем, чтобы дом оставался жилым и живым. В самый сильный мороз замерзла вода в расширительном бачке отопительного котла, и сосед отогревал его феном, а потом оказалось, что бачок разорвало, и тогда Саша пригласил другого соседа — сварщика, и они вдвоем все отремонтировали. А когда я вернулся, денег за хлопоты с меня не взяли, хотя я настойчиво предлагал, а взяли только уголь, который ушел на отопление моего дома. Я это так подробно рассказываю, чтобы вы понимали, что люди здесь отзывчивые и всегда готовые помочь.

В доме жили арендаторы — муж с женой и трое маленьких детей. Они там жили несколько лет и привели дом в порядок. В доме был твердотопливный котел и водяное отопление. Сосед Саша показал мне, как надо разжигать котел, как топить, сколько дров и угля надо, как следить за уровнем воды в системе. Он же договорился с кем-то и мне привезли дрова и уголь. И вот всю зиму я топил котел, рубил дрова.
Арендатор оставил мне накопительную емкость для воды на 1000 литров и всю рабочую систему водоснабжения (естественно, я все это оплатил, поскольку он-то принял дом нежилым и все это сам оборудовал). Не было только газа, поэтому первое время мы готовили еду на электрической плитке, а потом я купил таганок (переносную газовую плиту) и газовый баллон. Ну а весной нам уже провели газ. Крыша — это очень дорогая штука, я даже не ожидал. Получилось порядка 400 тысяч рублей (вместе с работой). И это я еще не все стропила менял, поскольку они оказались крепкими.

Расходы на коммуналку
Тут у нас совсем смешные расходы.

ВОДА. За воду я не плачу, потому что у нас своя скважина. А вообще, один куб воды сейчас в Старом Крыму стоит 33,2 рубля — это водопровод. Кстати, в 2017 году куб воды стоил 41 рубль, т. е. вода подешевела. Можно также заказать привозную воду — если водопровод сломался или не хватает воды, это стоит 1600 рублей за машину (5,5 кубометра), то есть тут уже получается 290 руб./куб.

ЭЛЕКТРИЧЕСТВО. С нового года тариф — 3,04 руб./кВт*ч (при потреблении от 150 до 800 кВт за месяц) . За декабрь я заплатил 495 руб. (193 кВт*ч), за ноябрь — 385 руб. (157 кВт*ч ).

ГАЗ. Тариф 4,2 руб./куб. За декабрь заплатил 1168 руб., за ноябрь — 1214 руб., за октябрь — 580 руб., за сентябрь — 151 руб. В эту сумму входит отопление, горячая вода, теплый пол в ванной комнате, газовая плита.

ВЫВОЗ МУСОРА. Я плачу 54,76 руб. в месяц. Один раз в неделю, по четвергам, я выставляю мешок с мусором за ворота. В течение дня подъезжает машина и забирает мусор. Система вполне себе неплоха, кроме одного «но» — собаки. Разрывают мешок и рассыпают мусор на землю. Однако я эту проблему решил элегантным способом — купил баллончик с дихлофосом и прыскаю внутрь и снаружи мешка. Ни одна собака, а также ни одна кошка близко к мешку не подходят.

ИНТЕРНЕТ. Тут все как и было раньше — 400 руб./месяц за 20 Мбит/сек.

МОБИЛЬНЫЙ. Тут работает МТС, но не крымский, а краснодарский. Салонов связи нет, но симки продаются в разных магазинчиках. Тариф «СуперМТС», 100 рублей за подключение (из них 50 руб. идут на счет), ну а потом можно через личный кабинет поменять тариф и подключить допуслуги.

Отношение с местными

Как относятся местные к «понаехавшим»? Да хорошо относятся, как к родным и близким. Во-первых, крымчане всегда считали себя русскими, а Крым — Россией, поэтому для них переселенцы — это не какие-то чужаки, а свои люди. Во-вторых, можно так сказать, что подавляющее большинство крымчан — это переселенцы, в первом, втором, третьем, четвертом поколениях.

Органы власти? Что сказать, обычная бюрократия, как и везде сейчас в России, ни плохого, ни хорошего. Я с ними мало сталкивался, ну вот только регистрация в паспортном столе, постановка авто на учет в ГИБДД, перевод пенсии из Питера в Крым, регистрация сделки купли-продажи недвижимости в Госкомрегистре. Ничего необычного. Есть приятные и доброжелательные люди, есть не очень. Но никаких особых местных проблем нет, повторюсь, как везде. Единственное отличие, что здания и помещения будут беднее, чем в России. Впрочем, я же сравниваю Петербург с глубокой крымской провинцией.

Если говорить о моих ощущениях «опасно/безопасно», то я чувствую себя в Крыму безопаснее, намного безопаснее, чем в Петербурге.

Мы живем фактически в горах, хоть горы и не высокие. С севера у нас гора Агамыш высотой 700 м, с юга — главная гряда Крымских гор, которая идет вдоль побережья. Мы в долине, на высоте 300 м над уровнем моря. Отсюда и особенности нашего климата. Сильные ветра редки, горы нас защищают. У нас прохладнее, чем в остальном Крыму. Феодосия от Старого Крыма всего в 20 км, но у них всегда на 3-4 градуса теплее. Даже в сильную жару у нас дышится легче, чем на побережье или в степи, особенно по ночам, когда с гор спускается прохлада. Но и зимы у нас холодней, это уже наша третья зима, и все они со снегом, с морозами до 10-12 градусов по ночам. В общем, мне старокрымский климат очень нравится, мне, как человеку долго прожившему в условиях среднероссийского климата, здесь легче акклиматизироваться.

Глубина скважин и колодцев в Старом Крыму зависит от местоположения. У тех, кто живет в верхней части города, как мы, например, вода на глубине от 17 до 30 м — у кого как и кому как повезет. А у тех, кто живет внизу, там всего 3-4 метра до воды, и воды очень много. Я когда приезжал сюда туристом, жил на улице Фонтанная, она так названа, потому что там воды много, раньше там жили греки и у них было много фонтанов.

Про отдых и заработки

Ездим в Феодосию на Золотые пляжи, либо в Береговое, либо в Коктебель на пляж Юнге, либо в Тихую бухту на дикий пляж. Все это от нас примерно в 30 км, полчаса езды. Нормальное состояние пляжей. Цивильнее всего в Коктебеле, но там галька, а мы любим песочек — это Золотой пляж, Береговое и Тихая бухта.

Мы с женой нигде не работаем и живем на пенсию. Некоторые считают, что на обычную российскую пенсию не проживешь, но это совсем не так, жить можно. У пенсионера, особенно сельского, как мы, со своей землей, совсем другие расходы, и совсем другие потребности. На еду, коммуналку и одежду хватает самой скромной пенсии. Ну а что сверх того, автомобиль, например, или путешествия — для этого нужен дополнительный заработок или накопления. Или пенсия выше средней.

Пенсионер также ответил на частый вопрос: «Вы не боитесь, что когда Крым вернут назад Украине, покупку признают недействительной, а вас, как «понаехавшего оккупанта», отправят обратно в Питер?»

Ну, во-первых, скажу сразу, что не боюсь. Я не считаю такое развитие событий сколько-нибудь вероятным. Крым — это Россия. И при самом плохом раскладе Крым разделит судьбу России и будет вместе с Россией. Никому и никогда в России даже в голову не придет торговать Крымом. Вот если рухнет Россия, тогда и с Крымом что-то произойдет, но это нереальный расклад. А вот вы, которые повторяют мантру «когда Крым вернут назад Украине…», скажите же мне, а КОГДА? Ну, смелее, вперед, я принимаю ставки.

А в-третьих, я совсем не понимаю вот этой вашей злобы на людей, которые приехали жить в Крым. А если бы я купил здесь недвижимость до Майдана, считали бы вы тогда меня «оккупантом» или нет? И в чем разница, если я купил дом и землю у человека, с которым начал вести переговоры еще в то время, когда Крым находился под управлением Украины?

Кстати, продавец моей недвижимости — гражданин Украины, никто его здесь собственности не лишал по национальному или еще какому-то признаку. Все те, кого вы называете «оккупантами», законно приобрели свою недвижимость, ни один человек не захватил просто так пустующее жилье или землю. У нас в стране есть закон и порядок, и уважение к частной собственности. Я не знаю, как там решаются вопросы с национализацией коммерческой недвижимости или производства, я сейчас говорю о простых гражданах. Вот у меня по Северной границе участка пустующая земля, 14 соток с коммуникациями в центре города. А владелец этой земли гражданин Украины. Вы думаете, кому-либо может прийти в голову, занять этот участок на том основании, что его владелец гражданин другой страны?… Чушь какая! Это у вас в больных головах нездоровые мысли, навариться на халяву на чужой собственности.